«Называя себя “эксперткой” я продолжаю воспроизводить иерархии». (Не)интервью с консультанткой Марией Сума — OEEC
Мнения эксперт_ок

«Называя себя “эксперткой” я продолжаю воспроизводить иерархии». (Не)интервью с консультанткой Марией Сума

В этот раз OEEC решила выпустить текст и отойти от формата интервью. Ведь в этом тоже проявляется иерархия: интервьюер_ка спрашивает, а интервьюируем_ая должен_а отвечать. Поэтому публикуем (не)интервью с Марией Сума и Александрой Савинич.

Маша Сума экоактивистка и просит называть ее консультанткой экологических проектов по вопросам гендерного равенства. Но только не эксперткой. Так было не всегда. Но какое-то время назад в посте Instagram она переосмыслила термин и описала свою позицию:

скриншот поста на странице Марии Сума в Instagram

Всей душой ненавижу это слово

Маша: Мои мысли про иерархии и экспертность о том, что если ты заявляешь, что эксперт_ка, то говоришь миру: «Я знаю больше вас, а значит я выше вас». Еще это про ответственность, мол, раз ты эксперт_ка, то должна знать все без исключения.

Когда мы сделали онлайн-курс «Гендерное равенство и экология», ощутили на себе «груз» экспертности. Страх, что ты не оправдаешь ожиданий и не сможешь дать ответы на все на свете вопросы. 

Хотя на курсе открыто говорим об уникальности опыта каждого и каждой. И что даже по экологическим факторам мы все находимся в разных условиях: кто-то живет в зеленом районе, а кто-то в Каменной горке, где мало деревьев. Женщины, например, пользуются средствами гигиены, которые могут содержать опасные ингредиенты для их здоровья. 

Вот такой личный опыт очень важно учитывать при обучении. Ведь он может быть уникальным. Рассказывая о нем, мы также обучаем друг друга. Или, мы можем знать чуть больше деталей или локального контекста в каком-то вопросе, потому что дольше держим фокус внимания в конкретной теме. И у нас должно быть пространство и возможность высказать свое виденье.

Я консультирую один проект по гендерному равенству. И не так давно меня спросили: «Маша, а где ты изучала гендерное равенство?». И я ответила: «Нигде. Просто давно в этой теме – читаю исследования и литературу». Но в нашем иерархическом мире этого недостаточно.

Саша: С другой стороны – где учиться? Гендерные программы в университетах стали доступны не так давно, и то не в Беларуси.

Маша: Так и есть. Но в тоже время, я чувствовала себя врушкой. И в этом году поступила в ЕГУ на магистерскую программу «Гендерные исследования». Знаю, что мне будет интересно, и я делаю это и для себя. Но это и про то, что есть люди, для которых важно, чтобы те, кто их консультирует, имели диплом. И чтобы до них достучаться, необходимо образование.

Я помогаю, а не преподношу вам готовое знание

Саша: Очень похоже на историю с поиском работы мужчин и женщин: когда женщина подается на вакансию, это значит, что она подходит практически на 99%. В противном случае, она даже не станет отправлять резюме. Мужчины же наоборот, могут не подходить и по половине требований, но на вакансию откликнуться. 

Не кажется ли тебе, что женщины и без того долго шли к тому, чтобы стать экспертками: сначала боролись за право на образование, потом еще «стеклянный потолок» и вдобавок неравенство зарплат с мужчинами при равных должностях.

Маша: Я прекрасно понимаю о чем ты говоришь. Но я вижу два пути: либо мы продолжаем эту иерархию и строим такую коммуникацию в патриархальном ключе. То есть, теперь задача женщины добиться того же, чего добились мужчины. 

Либо, чтобы решить проблему, любую, в том числе экологическую, необходимо разрушать иерархии. И это можно сделать, только если и я выйду из этой системы.

Часто в СМИ любят подписывать «эксперт» или «экспертка», когда журналист_ки находят того, кто готов_а дать комментарий. Да и люди больше доверяют. А значит, думают примерно так: «Зачем мне в чем-то разбираться, я послушаю умного человека и буду так делать».

Мне же больше нравится подход менторства или консультирования, когда ты не истина в последней инстанции, хотя имеешь кучу дипломов. А когда на первом месте отношения между тем кто обучает и тем, кого обучают. Я помогаю, а не преподношу вам знания готовое, сформулированное и безапелляционное.

Прекрасно понимаю, что и нормы педагогики говорят об обратном – я должна очень ясно формулировать какие знания даю, и чему конкретно люди обучатся. И да, объясняя все в таком ключе, людям быстрее придут на такой курс.

Но я хочу верить, что люди готовы не просто брать информацию и слепо верить. А брать ответственность за то, что они изучают, перерабатывать это через свой опыт и в синергии с тем, кто обучает, строить свое знание.  

Предположу, что это может работать лучше для социальных наук. Тем не менее, я верю в то, что это возможно. В ядерной физике тоже возможно сотворчество знаний. Поэтому в своем посте Instagram я говорю, что осознанно не хочу выстраивать эту иерархию в курсах, которые делаю со своими колежанками.

Экспертиза дает иллюзию контроля

Саша: А как быть с «синдромом самозванки»? То, что ты рассказала про гендерную магистратуру, например. Ведь это очень тонкая грань, потому что в жизни женщин зачастую недостаточно даже диплома. Всегда найдется тот, кто скажет: «За красивые глаза получила диплом?» или «Ты сначала магистерскую или докторскую защити, потом поговорим». 

И мой опыт обучения в университете был очень похожим: чаще слова преподаватель_ниц рассматривались как закон. А студент_ки должны молча слушать и запоминать. Когда же я столкнулась с преподаватель_ницами из международных университетов, то сразу почувствовала и свою значимость: у студент_ок спрашивали их мнение, позицию и опыт.

Только ли дело в нейминге? И как название или (не) название может влиять на всю систему иерархии и власть, о которой ты пишешь?

Маша: Фактически власть – это обладание какими-то ресурсами. Иерархия, о которой я говорю, она касается не только мужчин и женщин. Просто скорее всего на вершине будет стоять белый цисгендерный мужчина, дальше может быть белокожая женщина европейка и так далее. Спускаясь ниже подключаются другие признаки, например, возраст. В самом конце будут стоять животные и затем природа. Потому что права животных мы защищаем большем, чем права природы.

Если, например, перед аудиторией будет выступать женщина, то вероятнее всего найдется мужчина в этой группе, который будет стараться перетянуть на себя эту экспертность: станет подвергать сомнению ее знания или громче говорить. Это просто пример. 

В наших курсах мы хотим идти другим путем – когда имея опыт и образование, мы не приходим и не рассказываем «как надо». А задаем вопросы: как вы думаете? А как было у вас? То есть создаем пространство, где не нужно бороться за власть. Потому что отношения горизонтальные.

Понятно, что это очень сложно сделать. Мы все выросли в этих иерархиях. И меня в том числе до сих пор триггерит, когда кто-то упрекает в незнании. Тогда могу подумать: «Нужно срочно поучиться и доказать обратное». То есть, я начинаю бороться за верхушку этой пирамиды. 

Важно возвращаться себя и помнить, что у всех свои причины, почему они стремятся залезть на эту вершину. С другой стороны, это многое говорит и про меня. Насколько я могу довериться группе, которую пришла обучить. 

Ведь экспертиза, она дает иллюзию контроля. Когда ты приходишь с посылом: «Я сейчас вам все расскажу», ты якобы контролируешь процесс. Но, как только даешь свободу участникам группы, уже не знаешь чем все закончится. Потому что многое будет зависеть в том числе и от людей, которые пришли учиться.

И это про иерархию знаний в том числе. Например, есть мнение, что точные науки проверены, потому стоят выше (то есть они круче). Но не по всему есть исследования, а значит не всегда можно предоставить факты. В тоже время, нельзя обесценивать опыт людей, который они получили и про который точно знают. 

Кстати, любовь к цифрам – это отдельная история, потому что найти цифру можно под все, что угодно. Для меня важно другое – развивать критическое мышление, чтобы люди  понимали, как устроены процессы, а не козыряли фактами.

Саша: Так и с формальным и неформальным образованием. Мне кажется часто встречается мнение, что учеба в университете круче и значимее, чем учеба на курсах или программах. 

Хотя, как раз-таки, неформальное образование пытается избежать этой иерархии. OEEC в своих курсах тоже создает пространство, где люди приходят не просто послушать эксперт_ок, а поделиться знаниями внутри группы в том числе. 

В прошлом году мы делали онлайн-курс для женщин «Забота о себе и других». И в какой-то момент участницы сами решили, что им стоит сделать табличку, в которой каждая напишет в чем она экспертна, чтобы этим делиться с другими женщинами. Оказалось, что одна из женщин сама построила дом и очень много об этом знает (и готова делиться этими знаниями).

А сейчас мы запустили набор на курс для женщин «Внутренняя сила и устойчивость». И он про то, чтобы женщины в том числе сами решали, в чем им нужны знания, а в чем они достаточно экспертны. Поэтому участницам не нужно проходить все, что мы даем. Они сами решают какое видео посмотреть или на какой воркшоп записаться. 

Маша: И это круто. Поэтому мне странно называть себя эксперткой и параллельно рассказывать про разрушение иерархий. Может быть нам просто нужно другое слово? 

Иначе мы просто продолжаем игру, где теперь сами хотим залезть на вершину пирамиды. Хотя и пытаемся разрушить ее. 

Саша: Для меня это открытый вопрос. И это (не) интервью как раз про то, чтобы сделать обсуждение видимым, предложить дискуссию. А не найти ответ здесь и сейчас. Потому что изменения – это не решение одного человека (того самого эксперта). Это дискуссия, дискуссия публичная и открытая, чтобы включить мнение разных групп. 

Маша: И мне бы этого хотелось. Чтобы мы оставались живыми и гибкими к новым форматам, темам, словам. Сегодня я выбираю для себя термин «специалистка» или «консультантка». Эти слова ничем не хуже.

Например, в слове «консультантка» есть взаимодействие. Есть второе лицо (обучаемый), без которого невозможен процесс. И есть важность участия этих двух лиц. Потому что результат напрямую будет зависеть от того, как выстроятся отношения между ними. 

Сегодня мне и самой интересно, как это сработает и что будет дальше…

Рекомендуем почитать:
Мнения эксперт_ок

«Женская самооценка вырастает до уровня мужской к 73 годам». Культура делает из нас разных людей с разными мечтами

МненияПросто о сложном

Ліквідавана 589 недзяржаўных арганізацый ў Беларусі

Просто о сложном

Ассертивность: как быть собой и при этом никого не обидеть!